Новости
6 октября 2017, 01:10

5 октября - память блаженной Параскевы Дивеевской (1915)

5 октября - память блаженной Параскевы Дивеевской (1915) День памяти дивеевской блаженной Параскевы Ивановны, более известной как Паша Саровская. Блаженная Паша Саровская (в миру Ирина) родилась в 1795 году в селе Никольском Спасского уезда Тамбовской губернии в семье крепостного крестьянина. В семнадцать лет её выдали замуж. Родные мужа любили её за кроткий нрав и трудолюбие. Прошло пятнадцать лет. Помещики Булгины продали Ирину с мужем господам Шмидтам. Вскоре умирает муж Ирины. Господа Шмидты пытались выдать Ирину замуж, но услышав слова: «Хоть убейте меня, замуж больше не пойду», решили оставить её у себя дома. Не долго пришлось работать Ирине экономкой, она была оклеветана прислугой, и хозяева, заподозрив Ирину в краже, отдали её на истязание солдатам. Ирина продолжала говорить, что не брала холстов. Тогда господа призвали местную гадалку, которая сказала, что холсты украла действительно Ирина, да не эта, и опустила их в воду, то есть в реку. На основании слов гадалки начали искать холсты в реке и нашли их. После жестоких побоев, не выдержав несправедливости, Ирина ушла в Киев. Через полтора года ее нашли в Киеве, куда она добралась Христовым именем на богомолье. Схватили несчастную Ирину, посадили в острог и затем препроводили по принадлежности к помещику. Можно себе представить, что она испытала в остроге, сидя с арестантами, мучимая голодом и обращением конвойных солдат! Помещики, чувствуя свою вину и как они жестоко отнеслись к ней, простили Ирину, желая опять пользоваться ее услугами. Но уже через год Паша снова предприняла попытку к бегству. Ее нашли, но после поимки господа ее не приняли. Так она попала в глухие саровские леса, где прожила отшельницей 30 лет. Многие находили в ней сходство с Марией Египетской в это время: высокая, худая, выгоревшая на солнце, босая, в длинной монашеской мужской рубахе, она приходила в монастырь и пугала своим видом всех не знавших её. Поражавшие раньше длинные волосы, были коротко острижены, потому что мешали жизни в дремучих лесах. Там она вырыла для себя несколько пещер, в них и жила, при этом молилась и соблюдала пост. В Дивееве она поселилась в 1884 году в небольшом домике у монастырских ворот. В доме было 2 комнаты. В одной из них, светлой и просторной, вся стена была закрыта иконами, в центре висело Распятие, справа от него – икона Божией Матери, слева –Иоанн Богослов. Вторая комнатка представляла из себя крохотную келью, которая служила спальней. В ней — деревянная кровать с большими подушками. Но Прасковья Ивановна почти не спала – на постели чаще покоились куклы. Ночами подвижница молилась, к утру ложилась спать, но как только брезжил первый утренний свет, Паша вставала, мылась, прибиралась и выходила на утреннюю молитву. После обеда садилась за работу: вязала чулки, делала пряжу или жала серпом траву. Ее пряжа очень ценилась в монастыре: из нее делали четки и пояски. Наружность Паши была разнохарактерна, в зависимости от настроения: то грозная и сердитая, то ласковая и добрая, а иногда, горькая и печальная. Одевалась, как дитя, в яркие сарафаны. Когда встречала гостей, одевала сразу несколько – так, она подчеркивала праздность момента. Очень своеобразно Параскева Ивановна относилась к святым и иконам: угощала их, украшала цветами, ласково разговаривала. Когда упрекала людей за плохие поступки, восклицала: «Зачем обижаешь Маменьку!» — так ласково она называла Богородицу. В Дивеево в ней заметили дар провидения, с тех пор у ее дверей всегда стояли люди. Кого-то она обличала в грехах, потому что ясно видела людей, кому-то предсказывала будущее. Леониду Михайловичу Чичагову, блестящему полковнику, Паша предсказала постриг: «Рукава-то поповские». — сказала она ему при первой встрече. Чичагова она уговорила просить Николая II открыть мощи преподобного Серафима. В будущем, архимандрит Серафим, Чичагов написал летопись о сложном становлении Дивеевского монастыря и предоставил материал о жизни Серафима Саровского. Благодаря этому, в 1903 г. мощи преподобного были прославлены. Случаев прозорливости Прасковьи Ивановны невозможно собрать и описать. Положительно, она знала каждую мысль обращающегося к ней человека и чаще отвечала на мысли, чем на вопросы. В беспокойные для нее дни, несомненно вследствие борьбы ее с врагом человечества, она без умолку говорила, но невозможно было ничего понять, ломала вещи, била посуду, точно боролась с духами, волновалась, кричала, бранилась и была вся вне себя. О прозорливости Прасковьи Ивановны рассказывали: “Когда наша мать настоятельница и игумения Мария, - рассказывала мать Анфия, заведующая монастырской гостиницей, - текущей зимой была тяжело больна, мы, сестры, сильно скорбели и опасались за конец болезни. Неоднократно мы спрашивали Прасковью Ивановну, выздоровеет ли наша мать настоятельница, и она каждый раз говорила нам, что ее ждет скорое выздоровление. Предсказание Прасковьи Ивановны сбылось. Мать настоятельница оправилась от своей тяжелой болезни, и опасность миновала”. Один из москвичей – корреспондентов, посетивший в Дивееве с товарищами Прасковью Ивановну, о ее прозорливости сообщил: “Когда мы вошли в домик, нас встретила мать Серафима и молоденькая послушница. Они сообщили нам, что Прасковья Ивановна заперлась в своей крохотной келии, но может быть, скоро выйдет, и поэтому нас просили обождать. Мы стояли у входа в покой с матерью Серафимой, как дверцы кельи открылись, и к нам порывистыми шагами вышла Прасковья Ивановна. Она была такой, как ее описал архимандрит Серафим. Не обращая ни на кого внимания, она порывисто прошла и, обращаясь к художнику М., сказала, грозя пальцем: “Денежку не бережешь, по ветру пускаешь!” Сказав это, она, проходя к окну, перед которым стояла группа богомольцев, пожала мне руку, молча. Бросив взоры на стоящих на дворе богомольцев, она вновь устремила свои очи на нас и довольно долго вглядывалась в нас, как бы читая наши мысли. Становилось жутко. Но вот она по своей прозорливости прочла наши мысли: мы искренно жалели ее. Она немного постояла как бы в полузабытьи, потом лицо просияло, и она на нас уже перестала смотреть сурово. Ее лицо стало радостно, она повеселела. Мы передали ей нашу лепту – на свечи. Это еще более обрадовало ее. Она стала резвиться, как дитя. Немного спустя, она опустилась перед распятьем на колени и стала горячо молиться, все время кладя земные поклоны. Мать Серафима и послушница при этом стали петь заздравный стих, закончив поминовением наших имен: Иакова, Стефана и Эмилия. Мы были поражены и обрадованы тем, что эта блаженная с чистым взором ребенка молилась за нас, грешных. Радостная и довольная она отпустила нас с миром, благословив на дорогу. Сильное впечатление произвела она на нас. Это цельная, нетронутая ничем внешним натура, всю свою жизнь, все свои помыслы отдавшая во славу Господа Бога. Она редкий человек на земле, и надо радоваться, что такими людьми еще богата земля Русская”. Скончалась блаженная схимонахиня Параскева в 24 сентября/5 октября в 1915 году в возрасте 120 лет. Могилка Параскевы Ивановны находится у алтаря Троицкого собора. Перед своей кончиной блаженная Параскева благословила жить в Дивеевской обители свою преемницу — блаженную Марию Ивановну. 
comments powered by HyperComments

Интересное












Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg